АГАТА — сказка от Наташи Хомса Тофт

Авг 02, 2011 7 комментариев

ДОРОГИЕ МОИ, ВОТ ЧУДЕСНАЯ ДЕТСКАЯ СКАЗКА — ДАЖЕ СКАЗОЧНАЯ ПОВЕСТЬ! — ОТ НАТАШИ ХОМСА ТОФТ, КОТОРАЯ ВЕРНУЛАСЬ ИЗ ТВОРЧЕСКОГО ОТПУСКА!!! ЧИТАЙТЕ ДЕТКАМ И ВМЕСТЕ НАСЛАЖДАЙТЕСЬ!!!

1

Одинокая Крыса тихо лежала на узком диванчике, уткнувшись носом в подушку. Ей совсем не хотелось вставать и чем-то заниматься, не хотелось даже шевелиться…  «Дела…  они никуда не денутся…  и никогда не закончатся, а зачем… кому это нужно…» – такие бессвязные мысли мелькали в её голове, и она продолжала всё так же безучастно лежать, свернувшись клубочком. Ей хотелось сжаться и стать такой маленькой, чтобы исчезнуть совсем.

– Всё равно никто не заметит, что меня нет…

За окном который день бушевала вьюга. Зима давно вступила в свои права, и весь мир как будто ослеп и оглох под белым снежным одеялом. Снега намело столько, что все зверьки сидели в своих норках, собрав вокруг себя все свои припасы и тёплые одеяла. Ведь, чтобы пробраться в гости к соседу и вместе скоротать время, нужно было рыть проход под снегом.

К Одинокой Крысе уже дней десять никто не заглядывал.

– И Пафик с Тофиком, и Маленькая Мышка – все меня забыли, — думала она с горечью, — Да и то сказать, кому нужны одинокие и несчастные…

Подумав так, она тихонько всхлипнула от жалости к себе. По правде говоря, были и другие зверюшки, жившие одни в своих норках. Вот, Старый Хомяк, например, жил один – и вовсе не страдал от этого. Одинокой была только она, за что и получила своё прозвище – Одинокая Крыса. Легкомысленные мышки, жившие вокруг, говорили, что у неё сварливый характер, и не очень-то любили её навещать.

– Так ведь никто не знает, как мне живётся. Каково это – каждый день возвращаться в пустой дом, где тебя никто не ждёт. Не с кем поговорить, некого угостить вкусным пирогом, и никто не скажет тебе, какая ты хорошая…

Так проходили дни. Она почти не вставала с дивана, ничего не ела, худела и чахла. Однажды, бросив случайный взгляд в зеркало, она испугалась. На нее смотрело какое-то незнакомое несчастное существо, неизвестно как попавшее к ней дом. Шевельнув в испуге лапкой, Одинокая Крыса вдруг поняла, что это её собственное отражение.  Потухшие глаза, тусклая, свалявшаяся шерстка…

– Нет, это не может быть мной! — подумалось ей, — Я ведь совсем не такая!

Но чепчик на голове был её. Обычно всегда накрахмаленный и сияющий белизной, он теперь совсем запачкался, измялся и съехал набок.

Когда она начала носить старушечий чепчик, один мышонок назвал её «бабушка Крыса»! Это воспоминание стало для неё последней каплей. Снова рухнув на свой одинокий диванчик, она горько разрыдалась. Она ведь еще такая молодая! Еще совсем недавно она жила в большой, веселой семье, где было много детей, её младших братьев и сестёр, а сама она была задорной хохотушкой, любила петь песни и рассказывала детям на ночь сказки, и для всех она была умница и красавица.

Но однажды было несколько неурожайных лет подряд, и вся её семья собралась  переселяться куда-то очень далеко, к дальним родственникам, живущим около фермы, чтобы хоть как-то прокормиться. Но она наотрез отказалась уехать, как её не уговаривали.   Почему? Она очень любила кого-то, и осталась ждать его здесь, в этом доме, надеясь, что он когда-нибудь вернётся…

Но дни проходили один за другим, потом – недели, месяцы… Она спрятала свою любовь и свою память где-то очень глубоко в сердце, и продолжала жить в старом доме, теперь таком одиноком.

Однажды, роясь в большом сундуке со старыми вещами, она нашла бабушкин чепец, и просто так, от скуки, примерила его. И подумала, что он ей, пожалуй, впору. Да так в нём и осталась. Всегда спокойная, даже строгая внешне, деловитая и хозяйственная,  она стала выглядеть настолько старше своих лет, что никто из её соседей не узнал прежнюю беззаботную шалунью.  Все подумали, что это, наверное, какая-то родственница, скорей всего, тётя, поселилась здесь, чтобы присматривать за  домом. Так и стали звать – тётя Крыса, а между собой – Одинокая Крыса.

Все эти мысли и воспоминания смутными тенями проносились в её голове, пока она не забылась тяжким, усталым сном…

2

Этой зимой случилось одно событие, совершенно необычное. Летучая Мышка, спавшая все зимы подряд на своём чердаке, вдруг проснулась! Может, зимнее солнце, на секунду выглянув из-за туч, слишком ярко посветило на неё своим лучом, а может, порыв ледяного ветра так громко хлопнул оконной рамой пустого дома… Она и сама не знала. Но это случилось, вопреки здравому смыслу и всем законам природы.

Первое, что она почувствовала, проснувшись – это холод. Не летняя ночная прохлада, не осенняя грустная дождливая морось, а ледяной холод, сковавший всё её тельце своими цепкими пальцами. От её дыхания около мордочки образовалось облачко пара.

– Вот так история! – в недоумении пробормотала Летучая Мышка. С трудом отцепив онемевшие лапки от своего любимого крюка, где она спала вниз головой, Мышка подлетела к слуховому окошку и выглянула наружу. Сначала она ничего не увидела, ослепленная ярким белым светом. Обычно летом она вылетала на прогулку в сумерках, когда солнце уже пряталось за горизонтом, а днём ветви деревьев с их зеленой густой листвой надежно защищали её дом от яркого дневного света.  А сейчас… Деревья все голые, да еще покрыты какой-то белой ватой. И всё остальное вокруг – и поле, и река – всё укрыто ею, как одеялом, и так сияет белизной, что Мышке приходилось щурить глаза, чтобы хоть что-то разглядеть. Высунувшись из окна, она потрогала вату лапкой. До чего же холодная!

– Вот так и выглядит снег, – догадалась Летучая Мышка, – Я когда-то читала о нем. А интересно, какой он на вкус? – сказала она себе и лизнула его. Он показался ей очень вкусным. Тогда она храбро положила пригоршню снега в рот…

­– Он превращается в воду! Это, оказывается, вода, только замерзшая!

Взволнованная своим открытием, она на время забыла о холоде и стала размышлять, какое удивительное время – зима. Вот она с ней и познакомилась. Это, несомненно, интересней, чем просто читать о ней в книгах, которых на чердаке было великое множество.

Налетевший с поля морозный ветер заставил её очнуться от раздумий.

– Однако, здесь холодновато. Так я и вовсе замерзну. Надо что-то делать.

И, несколько раз взмахнув озябшими крыльями, чтобы согреться, она вылетела наружу.

Маленькая Мышка сидела за столом в своём домике и смотрела в окно, прихлёбывая чай с ванильными сухариками. Она только что выходила на улицу, чтобы откопать от снега своё маленькое оконце – во время последнего снегопада вся её норка оказалась под снегом. И теперь она снова порадовалась своей предусмотрительности. В кладовке лежали припасы, в маленькой железной печурке весело потрескивали дрова. И того, и другого хватит, чтобы дождаться весны. Жаль только, что не с кем поговорить. И идти к кому-нибудь в гости по такой погоде совсем не хотелось. Мышка снова вспомнила свою подружку – Летучую Мышку.

– Ах, если бы она была здесь! И как она спит всю зиму на своём чердаке, совсем одна, в таком холоде, да еще вниз головой?..

От этих мыслей Мышке стало грустно, и она встала, чтобы подкинуть дровишек в печь. И вдруг ей показалось, что кто-то постучал в дверь. Затаив дыхание, она тихонько подкралась к двери, и стала прислушиваться. Наверное, показалось. Но тут она услышала, как тихонько похрустывает снег под чьими-то лапами, и ей стало не по себе. Этот кто-то был явно больше неё, и как-то уж очень тяжело наваливался на дверь. Неужели кот?

–  Да откуда здесь коты! – уже почти вслух возразила сама себя Мышка и прошептала тоненьким дрожащим голоском:

– Кто там?

И вдруг…

– Открывай скорей, замерзаю!! – громко закричал за дверью знакомый голос. Не веря своим ушам, Мышка распахнула дверь. На пороге стояла Летучая Мышка, вся покрытая инеем.  Тяжело топая и волоча по полу замерзшие крылья, она вошла в дом и закрыла за собой дверь.

– Привет, старушка! – весело сказала гостья и хлопнула по плечу Маленькую Мышку, которая всё так и стояла, раскрыв рот от удивления. Тут Мышка пришла в себя и с радостным писком бросилась ей на шею.

В маленьком домике всё так же уютно потрескивали дрова в печурке. За столом, блаженно вытянув лапки, сидела Летучая Мышка и поглаживала свой округлившийся животик. Перед ней стояла пустая суповая миска.  Маленькая Мышка, сияя от радости, порхала вокруг, наливая чай и рассказывая последние новости. Она говорила так быстро, что Летучей Мышке временами чудилось, будто она слышит веселый щебет маленьких пташек на рассвете.  По утрам она обычно отправлялась спать, и пение птиц было для неё лучшей колыбельной. На мгновение ей показалось, что она летит над зелёным лугом, блестящим от росы, и росинки сверкают и переливаются в розовом свете утра, как драгоценные камешки…

Маленькая Мышка среди своей веселой болтовни бросила взгляд в сторону стола. Её гостья, наевшись и согревшись, сладко спала, положив голову на стол, и слегка посапывала.

Мышка осторожно пригладила шёрстку на голове своей подружки и тихонько села на соседний стульчик перебирать зерна. Теперь на душе у неё было хорошо и спокойно. Ведь это так здорово, когда  рядом с тобой твой лучший друг, пусть даже и спящий.

За окном стояла ясная зимняя ночь. Мороз крепчал.

Летучая Мышка улыбалась во сне. Ей снилось прекрасное знойное лето.

3

Утром после завтрака Маленькая Мышка натянула свитер и взяла ведёрко, чтобы сходить к ручью за водой. Ручеёк был таким быстрым, что не замерзал даже в сильный мороз.

– Погоди, я с тобой прогуляюсь, – сказала ей Летучая Мышка и огляделась в поисках какой-нибудь теплой одежды. Но Маленькая Мышка была уж очень маленькой, и её подруга не влезла ни в одну из её вещей, да и крылья девать было некуда.

– Тебе без шубки ходить нельзя, – заявила Мышка. – Постой! Я кое-что придумала – давай-ка сходим к моей тётушке Крысе, у неё наверняка что-нибудь для тебя найдётся. Надеюсь, она сегодня в хорошем настроении.

Утопая в снегу, и то и дело проваливаясь по самые уши, мышки, наконец-то, добрели до огромного круглого сугроба, под которым должен был стоять домик Одинокой Крысы.

– Странно! – подумалось им, – снег абсолютно гладкий. Никто не разгребал его лопаткой, никто не протоптал тропинку к колодцу, ничья лапа вообще не ступала на этот снег уже несколько дней!

Мышки тревожно переглянулись, и Маленькая Мышка, более привычная к таким занятиям, мигом прорыла в сугробе тоннель и упёрлась в стену деревянного домика Крысы. Затем она стала рыть вдоль стены и вскоре добралась до двери.  Она постучала в дверь, но ей никто не ответил. И один раз, и второй, и третий, когда они тарабанили в дверь уже вдвоём. Тогда Мышка толкнула дверь, которая оказалась вовсе не заперта. Она со скрипом открылась, и  мышки вошли в комнату – Летучая Мышка – спокойно и невозмутимо, как всегда, а Маленькая Мышка, почему-то, с замиранием сердца. Что-то здесь было не так. Странное запустение царило вокруг. Все часы остановились, повсюду лежал тонкий слой пыли. Такое и представить нельзя было в доме тёти Крысы, где всё всегда сияло чистотой и пахло пирогами. И печку, и камин явно не топили уже несколько дней. В доме было очень холодно, хотя он изо всех сил старался удержать в себе тепло и согреть свою хозяйку.

Боязливо заглянув в спальню, Маленькая Мышка тихонько пискнула и в испуге вцепилась в свою подружку. Летучая Мышка, нахмурившись, деловито потрогала похудевшие лапки той, что без чувств лежала на кровати. Они были холодны, как лёд. Но где-то на запястье ещё ощущалось биение жизни. Взяв со столика маленькое зеркальце, Летучая Мышка поднесла его к худенькой мордочке Крысы – его поверхность слегка затуманилась.

– Дышит! Да перестань ты реветь, она живая! – прикрикнула она на Маленькую Мышку и добавила, – Доктора надо скорей!

– Да где же его взять-то, доктора! – всхлипнула Мышка.

– Есть один, доктор Бурундук. Приехал недавно, осенью, и поселился на опушке леса, в пустой норе, под старым дубом. Ёж говорил, он жил там когда-то, да уехал. А теперь, значит, вернулся. Хотел кого-то здесь повидать. Я лечу за ним, а ты растопи печку и жди нас.

– Не боись, прорвёмся! – уже улетая, крикнула Летучая Мышка.

Скоро она превратилась в маленькую чёрную точку в морозном голубом небе. Маленькая Мышка долго смотрела ей вслед. Ей очень не хотелось возвращаться одной в непривычно молчаливый и пустой дом тёти Крысы, но так было нужно, тут уж ничего не поделаешь. Да и морозец уже начал больно пощипывать её за лапки. Глубоко вдохнув для храбрости, Мышка вошла в дом и направилась к печке.

4

Летучая Мышка летела совсем недолго, но уже устала. Уж очень непривычным был для неё ледяной зимний воздух. А вот и опушка леса. Деревья все стоят голые, ни одного листочка!

Не утруждаясь плавной посадкой, летчица шлёпнулась прямо в снег, как раз перед небольшой дубовой дверью, и, недолго думая, принялась усердно колотить в неё.

– Иду, иду! Одну минутку! – ответил откуда-то из глубины дома чей-то приятный и вежливый голос. Затем послышался страшный грохот падающих кастрюль и торопливые шаги. Дверь отворилась, и оттуда выглянул доктор Бурундук. Он был в жилетке и в галстуке-бабочке. Шёрстка аккуратно причёсана, на носу поблёскивало пенсне, а из кармана выглядывала трубка, чтоб слушать сердце.  «Настоящий доктор и славный малый!», – сразу подумала про себя Летучая Мышка. Он действительно был славный – в нём чувствовалась спокойная доброта, и только в глазах притаились задорные искорки.

– Здравствуйте! Проходите, пожалуйста! – и он галантно посторонился в дверях, пропуская Летучую Мышку в дом.

– Здравствуйте, доктор! – немного удивившись такой вежливости, ответила Мышка, – Я пришла просить вас о помощи. Тётя Крыса очень больна, её нужно спасти!

– Да, да, конечно! – воскликнул Бурундук, быстро собирая чемоданчик с лекарствами и инструментами, – Постойте-ка, тётя Крыса… что-то не припомню. А где она живёт?

– В большом доме, на краю Пшеничного Поля, она там совсем одна.

– Пшеничное Поле… уж не тот ли это дом? Там когда-то жила одна замечательная семья, и там была…

– Да, тот самый дом! – нетерпеливо перебила Летучая Мышка, – они все уехали, а тётя, видно, поселилась присматривать за домом.

– Уехали?! – доктор Бурундук остановился, почему-то поражённый этой новостью, и как-то сразу сник.

– Да! Умоляю вас, пойдёмте скорей!

– Да, да, – рассеянно отвечал доктор, натыкаясь то и дело на разбросанные по полу кастрюли. Очевидно, он как раз пытался приготовить себе завтрак. Летучая Мышка быстро поставила всю посуду обратно на полку, и, решительно взяв Бурундука за лапу, направилась с ним к двери. На ходу он обмотался тёплым шарфом, а другой предложил Мышке, и они вышли на улицу.

Протопав довольно долго по скользкому ледяному насту, они, наконец-то, подошли к дому. На порог выскочила Маленькая Мышка, вся перепачканная в пыли и печной золе. Было видно, что она очень старалась сделать что-нибудь полезное.

– Ах, как хорошо, что вы пришли! Бедной тёте Крысе совсем плохо! – воскликнула Мышка, широко распахнув дверь.

Войдя в дом, доктор на мгновение остановился. Здесь всё было по-старому. Он не заметил пыли и беспорядка. И того, что все часы показывали разное время – Мышка завела их наугад, чтобы хоть что-то звучало в тишине этого дома.

– Вот я и снова здесь. Какой удивительный дом, – задумчиво сказал доктор, – Я часто бывал здесь раньше, – добавил он, заметив удивлённые взгляды обеих мышек. Овладев своими чувствами, он бодро сказал:

– Ну-с, где наша больная? – и быстро прошёл в сторону спальни.

Одним движением раздвинув спущенные шторы, он присел возле кровати и внимательно вгляделся в несчастную худую мордочку спящей тёти Крысы. И вновь мышки заметили, как он на мгновение смутился. Кого напомнила ему его пациентка, об этом знал только он. Доктор взял её невесомую лапку, сосчитал пульс и озабоченно покачал головой. Затем раскрыл чемоданчик и достал оттуда какие-то трубочки и молоточки. Летучая Мышка с восхищением наблюдала, как ловко он измеряет давление, слушает сердце и делает еще много непонятных, но, несомненно, нужных вещей. А Маленькая Мышка думала только о том, что такой хороший доктор обязательно спасёт тётю Крысу, и она останется жива. Ещё она думала о том, что никогда не любила её по-настоящему, и теперь очень жалела об этом. Уж теперь-то всё будет совершенно по-другому, обещала себе Мышка.

Доктор, закончив осмотр больной, вздохнул и сказал:

– Никакой болезни, в общем-то, нет. Сильное истощение. Ей, наверное, нечего есть?

Мышки бросились к кладовке и открыли дверцы. Там, на полках, стояли аккуратно подписанные баночки с вареньем, мешочки с мукой и крупами, сухарики и прочие припасы. Всё было расставлено в таком порядке и с такой заботой, что любо-дорого было смотреть.

– Странно, – сказал доктор Бурундук, протирая пенсне, – Надо будет разобраться, в чём тут дело. Отчего у неё вдруг пропал не только аппетит, но и желание жить?..

Он достал из чемоданчика большой пузырёк с сильно пахнущим тёмно-красным лекарством, налил одну ложечку и по капельке дал его спящей Крысе.  Она, проглотив лекарство, всё так же продолжала спать, но мышки заметили, как слегка порозовел её носик, а дыхание стало более глубоким.

– Её жизнь вне опасности, – сказал доктор, внимательно глядя на неё, – Но ей нужен уход. Кто-то постоянно должен находиться рядом. Через каждый час нужно давать по чайной ложке этого лекарства. Когда проснётся, обязательно дайте ей совсем немножко еды и напоите её чаем. Я приду завтра. Если вдруг понадоблюсь, зовите в любое время.

– Спасибо вам, доктор Бурундук, – радостно пискнула Маленькая Мышка, – Пожалуйста, оставайтесь пообедать с нами.

Доктор смущённо кашлянул, но с удовольствием согласился. Тем более что сегодня он ещё даже не завтракал.

5

Проходили дни. Тётя Крыса медленно, но верно шла на поправку, начала есть понемножку и вставать с постели. Маленькая Мышка почти неотлучно находилась возле неё, кормила с ложки лекарством и кашей, держала её лапку в своей, чтобы согреть и подбодрить. А в остальное время – потихоньку наводила порядок в доме, и вскоре он стал почти таким же, как раньше. Летучая Мышка время от времени сменяла подружку и читала тёте Крысе разные умные книги, найденные ею на своём любимом чердаке. Как только чуть затвердел наст, пришли Пафик с Тофиком, и очень опечалились, узнав о её болезни. Они часто приходили развлечь её и помочь по хозяйству изрядно уставшим мышкам. Мало-помалу грустная новость облетела все дома, и все окрестные жители, кто не спал зимой, по одному, а то и кучками, потянулись к домику Одинокой Крысы, протоптав к нему множество тропинок.  Гости приносили ей гостинцы – сушеные фрукты и сладости. Чтобы не слишком утомлять больную, мышки сами принимали гостей в просторном зале, где теперь всегда топился камин. Как приятно было знакомым зверюшкам собраться здесь, в тёплой компании, попить чай из белых фарфоровых чашечек и погреться у камина. Ещё никогда в домике Одинокой Крысы не толпилось столько народа. О, как мечтала она о гостях в начале зимы, как ждала, как тосковала!

Первые несколько дней она оставалась безучастной к всеобщему вниманию и заботе, так неожиданно окружившим её, но постепенно оттаяла. Иногда она грустно улыбалась:

– Вот видите, нет худа без добра. Видно, мне просто необходимо было заболеть, чтобы сбылась моя мечта, и ко мне хоть кто-нибудь пришёл в гости!

Мышки и белочки смущённо опускали глаза. Ведь и правда, они очень редко навещали Одинокую Крысу, и без особого удовольствия. Уж очень она любила ворчать и жаловаться. Но, всё-таки, здешние жители были добрыми и умели сочувствовать тому, кто нуждался в помощи.

Доктор Бурундук навещал больную каждый день. Но так получалось, что во время его визитов тётя Крыса всегда оказывалась спящей. Поэтому он осторожно, чтобы не разбудить её, измерял её давление и слушал сердце.

– Сон – лучшее лекарство, – любил повторять он, – Пусть отдыхает. Следите, чтобы она хорошо питалась и не оставляйте её одну, – говорил он мышкам.

Однако эта странность в её поведении не ускользнула от наблюдательной Летучей Мышки. И то, как краснеют щёчки бедной тёти Крысы при одном упоминании об их славном докторе.

Так прошла зима. Одинокая Крыса, согретая теплом и любовью, совершенно поправилась и стала почти такой же активной и хозяйственной, как и прежде. Правда, в ней появилась странная задумчивость, как будто она пыталась решить про себя какую-то сложную задачу. Маленькая Мышка часто забегала к ней, а тётя Крыса начала навещать и Мышкин маленький домик. Вместе они сделали его гораздо теплей и уютней. Тётя Крыса действительно знала толк в таких делах, и была счастлива, что её умение кому-то пригодилось. Они очень сдружились, и Маленькая Мышка перестала обижаться на несколько ворчливый характер свое тётки, зная, что в душе она очень добрая, и при этом –  несчастная.

Летучая Мышка, устав от суеты, засела у себя на чердаке. Больше всего она любила тишину и одиночество, чтобы спокойно читать, попивая крепкий чай из большой кружки. Она уже привыкла к зиме. Шарф, подаренный доктором Бурундуком, служил ей шубкой и был всё таким же тёплым, хоть и слегка растрепался. Днём солнышко припекало, и на чердаке было тепло, а вечером, когда мороз крепчал, Летучая Мышка прилетала в домик к своей маленькой подружке, Мышке.

В конце зимы у доктора Бурундука было много работы. В лесу простудилась Белочка, отморозил лапки Старый Заяц, и ещё несколько зверьков заболели, кто чем. Доктор целыми днями был занят своими больными, и только иногда присылал к домику Одинокой Крысы знакомого Воробья, чтобы справиться об её здоровье. Почему-то она очень огорчалась, что сам он не приходил. Впрочем, долго грустить по этому поводу её не пришлось.

6

В начале марта лёд на реке потемнел, и кое-где проступила вода. Морозы отступили, солнышко в голубом небе жарило совсем по-весеннему, и повсюду весело журчали ручейки. Это начали таять небывалые горы снега, выпавшие этой зимой.  Ручейки стекали в реку, и с каждым днём она становилась всё больше и полноводней. Кто бы узнал сейчас маленькую речушку, летом такую мелкую, что сквозь прозрачную водицу были видны разноцветные камешки на песчаном дне. Теперь она превратилась в мутный ревущий поток, сметающий всё на своём пути.  И вот случилось несчастье. За одну ночь река вышла из своих берегов и затопила половину Зелёного Луга. Те домики, что стояли в низине, оказались затопленными ледяной водой. Там жило несколько мышиных семей. К счастью, никто не погиб. Пафик и Тофик, пёсики, живущие неподалёку, почуяли что-то неладное и вовремя пришли мышам на помощь.

Рано утром, еще до рассвета, в дверь тёти Крысы кто-то громко забарабанил лапами. Выскочив на крыльцо, она увидела запачканных и усталых Пафика с Тофиком. С них ручьями стекала вода, а на их спинах сидела дюжина мокрых, дрожащих мышек.

– Тётя Крыса, принимай мышей! – прохрипел Пафик, – Больше идти не к кому! В нашем доме тоже вода. А у остальных норки слишком маленькие.

Пёсики зашли в комнату и мыши кучкой скатились с них прямо на пол. Под ними тотчас же образовалась лужа мутной талой воды.

– Пошли за остальными! – сказал Тофик, и они ушли.

Придя в себя от удивления, Одинокая Крыса всплеснула лапками. Что она будет делать с этими беднягами, как управится одна? Их надо как можно скорей высушить, отогреть, накормить! Но, прежде всего, пожалуй, их следует вымыть, подумала Крыса, и поставила на огонь самый большой котёл, полный воды.

Тем временем пёсики принесли на себе оставшихся мышей и их пожитки, которые удалось спасти от воды. Маленькие мышата испуганно плакали, мышки-родители дрожали и чихали, а кто-то уже начал кашлять, простудившись в холодной воде. Тётя Крыса к тому времени успела отмыть и отогреть в корыте с тёплой водой большую часть пострадавших мышек, и теперь они сидели в ряд на кровати, смешно закутанные в полотенца, и каждая держала двумя лапками кружку тёплого чая с малиной.

Кроме мышей, среди спасённых зверьков были два отощавших за зиму суслика, старый Ёж, случайно застигнутый на берегу водой, и Зайчиха с тремя зайчатами. Когда все несчастные зверюшки, выкупались, согрелись и наелись, Одинокая Крыса уложила их спать на всех кроватях, креслах и матрасах, которые нашлись в доме. И лишь потом она устало добрела до своей кровати и мигом заснула.

Наступило утро. Солнышко с удивлением заглядывало в окна спящего дома. Спали все. Спали рядышком, на коврике, отважные спасатели Пафик и Тофик. Спали измученные бессонной ночью зайки, суслики и мышки, завернувшись в одеяла и полотенца. Некоторым снилось всё то, что случилось этой ночью, и они жалобно всхлипывали. Спала и Одинокая Крыса, утомлённая столькими заботами, но в душе, почему-то, счастливая. Эта суматоха и столько малышей, о которых надо заботиться, напомнили ей её любимую семью, её младших братьев и сестёр. В это утро ей приснилось, как вся семья завтракает за большим круглым столом. Вот мама, она улыбается. Рядом с ней – папа, дедушка в очках и с газетой, строгая бабушка в белом чепце – том самом, который сейчас на ней. А вот Микки, Джонни, Энни, маленькие двойняшки Томми и Трикси, которые больше всех крутятся и шалят за столом, и, конечно, она сама – тогда её звали Агатой. Обычно среди зверюшек было не принято давать детям имена, все привыкли обходиться без них. Но её мама, а потом и она сама, очень любили читать волшебные сказки, а там имена были у всех. Поэтому каждый малыш в их семье, а заодно и каждый родственник,  получил имя того сказочного героя, на которого был похож.

И вот – вся её семья вместе. На столе – их любимые гренки с сыром и печенье, которое так прекрасно печёт бабушка. И тёплое молоко в белых фарфоровых чашечках, тех самых.

– Они вернулись! Они снова здесь! – думала она и счастливо улыбалась во сне. Сейчас она была совсем  не похожа на Одинокую Крысу, она снова была Агатой, весёлой хохотушкой и лучшей маминой помощницей.

7

А за окнами уже расцветала весна. Проклюнулись и робко выглянули из земли первые травки и цветочки, почки на деревьях налились жизненной силой. Казалось, сама земля радостно дышит полной грудью, стряхнув с себя последний снег.

Старый Бобёр прошёлся вниз по реке и обнаружил обвалившийся берег, преградивший ей путь, отчего она и разлилась так сильно. Вместе со старшими бобрятами он трудился несколько дней, расчищая обвал и укрепляя берега. И вода отступила.  Река потихоньку возвращалась в своё русло, становясь прежней, всеми любимой, весёлой и звонкой речушкой. Ежу и Зайчихе с зайчатами помогли переправиться на другой, лесной берег, и вскоре они были дома. А все остальные зверюшки ждали. Наводнение разрушило их домики и норки, а берега были еще слишком топкими, чтобы пытаться что-то восстановить. Бобёр, посовещавшись с другими окрестными бобрами, советовал пострадавшим мышкам и сусликам переселиться в более безопасное место. Решили подождать конца весны, когда земля станет совсем сухой, и тогда, с помощью бобров, строить домики повыше, ближе к Пшеничному Полю.

А пока что они жили в доме Одинокой Крысы. Погода стояла чудесная, и все, кто был здоров, с удовольствием гуляли на свежем воздухе, заодно помогая хозяйке приводить в порядок огород и лужайку возле дома. В доме оставались лишь несколько мышек, которые всё ещё болели. Одна из них лежала с высокой температурой, не узнавая никого вокруг. Её маленький проголодавшийся Мышонок жалобно пищал, оставшись без маминой заботы. Одинокая Крыса заботливо поставила всем мышкам компрессы, а потом взяла Мышонка на руки и стала кормить кашей.

По правде говоря, она уже порядком устала от всей этой суматохи и тесноты, и от многочисленных забот, свалившихся на неё. На печке, в самой большой кастрюле, постоянно варилась каша или суп, чтобы накормить всех гостей. В доме был полный беспорядок. Все вещи были не на своих местах, повсюду лежали свёрнутые матрасики, на которых зверюшки спали ночью. Целыми днями дом сотрясался от детского топота и шума. Один мышонок пролил молоко на её прекрасный пушистый ковёр в гостиной, другой умудрился прогрызть комод, объелся печеньем, и плакал всю ночь оттого, что у него болел живот.

Малыш, сидящий на коленях у тёти Крысы, доел свою кашу и выпил молоко. Он серьёзно посмотрел на неё своими маленькими глазками-бусинками, и вдруг обнял её за шею, доверчиво прижавшись к ней. Это было так неожиданно. На глазах у Одинокой Крысы невольно выступили слёзы, и давно забытая нежность поднялась в её груди. Она вспомнила, как держала на коленях свою сестрёнку, непослушную маленькую Трикси, и рассказывала ей сказку на ночь, чтобы она хоть немножко успокоилась. Она обняла Маленького Мышонка и тихо, чтобы не разбудить спящую рядом Маму-Мышку, начала рассказывать:

– В одном волшебном городе, с высокими башнями и флюгерами на крышах, жила прекрасная девушка. Её звали Агатой. Была она очень добрая и весёлая. И вот, однажды…

Случайно взглянув в сторону двери, Одинокая Крыса вздрогнула от неожиданности. Там, прислонившись к стене, стоял доктор Бурундук и улыбался. Он только что вошёл и невольно залюбовался этой мирной картиной, а может быть, заслушался.

– У вас золотое сердце, – растроганно сказал он, подходя к Крысе и легонько пожав её лапку, – Ну, кто здесь у нас заболел? – спросил доктор, присев возле мышек и доставая свои трубочки и молоточки.

Осмотрев Маму-Мышку и всех остальных, он оставил на столе лекарства, рассказал, кому, что и когда давать, и обещал заглянуть завтра. И тут, заметив лихорадочный румянец на щеках Одинокой Крысы, обеспокоено спросил:

– Что с вами? Вам нехорошо? Ну вот, теперь вы побледнели. Может, измерим вам давление?

Одинокая Крыса испуганно замотала головой, и доктор с сожалением сказал:

– Похоже, вы переутомились с нашими больными. Вам надо найти помощников и больше отдыхать, а то вы совсем измучились, – и, распрощавшись, ушёл.

8

Осторожно положив заснувшего Мышонка рядом с его мамой, Одинокая Крыса соскользнула на пол и горько разрыдалась. Она не слышала, как тихонько скрипнула входная дверь, и в комнату вошли обе мышки, Маленькая и Летучая, решившие её навестить.

– Тётя Крыса, что случилось?! – обняла её за плечи Маленькая Мышка.

– Он всё забыл! Он не узнаёт меня! – рыдая, с трудом отвечала Крыса, и заплакала еще сильней.

Маленькая Мышка, ничего не понимая, с недоумением посмотрела на Летучую Мышку. А она подошла к комоду, и взяла с него старый альбом с фотографиями, которого раньше здесь не было. Скорей всего, его недавно извлекли из недр какого-нибудь сундука, чтобы полистать и вспомнить прошлое.  Она раскрыла альбом, и Маленькая Мышка, подскочив к ней, тоже заглянула туда. Фотографии были приклеены очень бережно, с большой любовью. Оттуда на мышек глядела и улыбалась чья-то дружная и счастливая семья. Вот сидят рядышком бабушка и мама, очень похожие друг на друга, а папа обнимает их обеих за плечи. Вот – совсем седой дедушка  в большом кресле, с газетой в лапках, а рядом с ним – бабушка с кофейником. Вот – мама с папой, держатся за лапки, а у мамы – букет цветов. А вот и вся семья вместе.  Вокруг взрослых – дети всех возрастов, самые маленькие сидят на коленях у родителей. Малыш застенчиво засунул палец в рот, а малышка вся перемазана вареньем. Рядом с мамой – молоденькая и хорошенькая девчушка, явно старшая дочь, с задорной улыбкой и с голубой ленточкой на голове. Мышки внимательно вглядывались в неё, она казалась им странно знакомой.  А вот и другая фотография. На ней Мышки с удивлением увидели: доктор Бурундук сидит в гостиной, а на нём висят и сидят, обнимая его, все дети. Видно, что он – близкий друг этой семьи, и его здесь любят. Он почти не изменился с тех пор. На следующей фотографии снова – улыбающийся доктор, а рядом с ним – та самая задорная девчонка в красивом платье. Она держит его за лапу, как взрослая, и даже на фотографии видно, какая она счастливая.

В это время тётя Крыса подошла и тоже заглянула в свой альбом. Увидев эту фотографию, она зарыдала пуще прежнего – так, будто сердце её разрывалось от горя.

Летучая Мышка только тихо присвистнула. И вдруг, догадавшись о чём-то, изловчилась и стащила с головы Одинокой Крысы старый чепец. Крыса подняла голову и жалобно посмотрела на них. И мышки увидели перед собой ту самую девчушку с фотографии, только очень уставшую, повзрослевшую и заплаканную.

Маленькая Мышка вдруг припомнила какой-то весёлый праздник в этом доме. Это было давно, она была тогда еще совсем крошкой. Там она играла с девочкой старше её, очень шустрой и весёлой. И, кажется, та девочка была её троюродной сестрой.

– Неужели?.. – прошептала поражённая Мышка, глядя на свою тётю Крысу.

– Да, – горько усмехнулась Одинокая Крыса, – На самом деле мы сёстры. Только очень дальние. Это я была той девочкой, там, на празднике, – грустно добавила она, угадав, о чём подумала Маленькая Мышка.

– Но почему?.. – спросила Мышка, указывая на её чепчик и бесцветный, серый облик.

– Чтобы никто меня не узнал, и не спрашивал, почему я осталась здесь.

Она помолчала какое-то время, грустно понурив голову, потом внимательно посмотрела на обеих мышек.  И рассказывала им всё…

– И теперь меня действительно никто не узнаёт… даже он!  Видишь, во что я превратилась? А помнишь, какая я была?.. – и, не выдержав, она снова тихо заплакала.

Маленькая Мышка ласково обняла её и прижала к себе. Она знала только, что нашлась та самая девочка, её сестра Агата, а всё остальное не так уж важно. Почему она не догадалась раньше? Ведь видела, как была похожа на неё ворчливая тётя Крыса!

– Что же делать теперь?.. – безнадёжно спросила Одинокая Крыса, вытирая слёзы.

– Ну, не так уж всё и плохо! – философски заметила Летучая Мышка, – Ведь он вернулся, живой и невредимый. И, между прочим, вернулся, чтобы отыскать тебя! Я это точно знаю! Почему ты не скажешь ему, кто ты на самом деле?

– Что ты?! – Одинокая Крыса в ужасе замахала лапками, – Как я могу? Ведь он помнит ту Агату, молодую и красивую! Как я покажусь ему на глаза такая?

– Послушай, ты хочешь стать счастливой, или нет?! – почти грозно спросила её Летучая Мышка, – Ахи-охи здесь не помогут. Действовать нужно, а не слёзы лить! Согласна?

Одинокая Крыса только растерянно пожала плечами, как будто говоря: что тут можно сделать?

– Значит так, – начала Летучая Мышка. Мордочка её просто светилась от вдохновения, – Где там у тебя то платье, что на фотографии? В сундуке? Тащи его сюда! И ленту не забудь! И вообще, выгребай оттуда всё, посмотрим, что ещё сгодится.

Когда сундук общими усилиями открыли, оттуда вылетела моль и облачко пыли.

– О, как всё запущенно… Доставай всё! – решительно заявила Летучая Мышка.

Маленькая Мышка с радостным удивлением поглядывала на свою подружку. Такой она её ещё не видела. Это было похоже на вдохновение художника, который собрался написать новую картину. Да и сварливую тётю Крысу трудно было узнать, когда она послушно вытаскивала вещи из сундука, чихая от пыли. Вот сапожки, которые она носила в детстве. Правда, они почти порвались, но всё же она хранила их – так, на всякий случай. А вот облезлая горжетка, которую носила ещё их прапрабабушка. Именно из неё вылетела серая моль с очень довольным видом. А вот старый-престарый выцветший халат огромного размера, неизвестно чей…

– Вот так сокровища! – засмеялась Летучая Мышка, – Складывай их вот сюда, и тащи на огород. Сегодня будем делать большой-пребольшой костёр!

– Да ты что?! Такие хорошие вещи! А вдруг пригодятся? Мало ли что! – жалобно запричитала Одинокая Крыса.

– А вот скажи, Агата, которая так нравилась доктору, надела бы на себя такое? – хитро прищурившись, спросила её Летучая Мышка, – То-то же. Выброси из своей жизни старый, ненужный хлам. Оставь только то, что тебя действительно радует, и увидишь, насколько легче станет дышать! Кстати, старушечий чепчик, и этот мешок, что сейчас на тебе – туда же! Они никуда не годятся!

И вот, на самом дне сундука нашлось то самое платье! Жемчужно-серое с голубым, украшенное ленточками. Оно и сейчас было красивым, хоть и сильно измялось. И нитка жемчуга, и голубая ленточка. Она осталась такой же яркой, как кусочек весеннего неба.

Летучая Мышка встряхнула его, и объявила:

– А теперь – одевай вот это всё!

– Мне ни за что в него не влезть! – закряхтела бедняжка Крыса, втискиваясь в ставшее узким платье.

– Его можно расшить вот здесь, и здесь! – раздался рядом тихий голосок, – Я умею шить, так что с этим мы справимся.

Все оглянулись, и увидели, что Мама-Мышка проснулась, и, улыбаясь, лежит на кровати рядом со своим Мышонком.

– Мне стало гораздо лучше, и я тоже хочу вам помочь, – сказала она.

– Отлично! – сказала Летучая Мышка, и повернулась к Одинокой Крысе, – Но гимнастикой тебе позаниматься стоит! Для бодрости и стройности фигуры, – добавила она с улыбкой, – А ещё – как следует выспаться и отдохнуть!

– Какой уж тут отдых! У меня здесь столько больных, за ними уход нужен…

– А остальные мыши в доме на что?

– Так ведь они же – гости, мне неудобно просить их об этом. Я сама должна заботиться обо всех, кто живёт в этом доме…

– А теперь послушай, что я тебе скажу, – подняла лапку вверх Летучая Мышка, – Ты всё время делаешь только то, что «должна», а не то, что хочешь. Скажи честно, а ты счастлива при такой жизни?

Одинокая Крыса, задумавшись, молчала. Ещё никто не говорил ей таких странных вещей, и ещё никогда она не смотрела на свою жизнь со стороны. Она привыкла так жить, и считала это правильным, ведь так живёт её мама, и её бабушка – в заботах о своей большой семье, и в бесконечных хлопотах. Но счастлива ли она, изо дня в день живя, «как надо»?..

Попробуй хоть раз в жизни сделать что-нибудь для себя, и ты поймёшь, как это здорово.  Забудь хотя бы на время все эти «надо» и «должна», и «неудобно», и станет гораздо легче. Вместо этого подумай, чего же ты хочешь на самом деле? – уже мягче продолжала Летучая Мышка, дружески положив ей лапку на плечо, – Не стесняйся, что ты хочешь делать прямо сейчас?

– Сейчас я хочу…– неуверенно начала Одинокая Крыса, потом долго молчала, и, наконец, запнувшись, выговорила, – Ничего не делать! Я хочу просто лежать на кровати и читать что-нибудь интересное. И не думать ни о чём. А ещё… хочу большой праздник, с большим тортом и танцами. Чтобы всё было, как раньше. Чтобы вернулась моя семья! И, чтобы он…– тут голос её дрогнул.

Летучая Мышка быстро ответила, не давая ей опять расплакаться:

– Ну, вот и молодец! А теперь – просто пойди и сделай это! Начни с малого, хотя бы книжку почитай. Нужно о себе заботиться, и баловать своё сердце.  Иначе оно зачахнет, – серьёзно добавила Мышка. Она заглянула в сундук и извлекла оттуда очередной предмет, томик стихов. Полистав его, слегка поморщилась:

– Несчастная любовь? Не самая лучшая тема, на мой взгляд. Мы же решили радоваться жизни, а не грустить? – и Мышка вытряхнула из сундука всё, что там оставалось: ещё несколько книг и какую-то красивую вещицу. Это была прекрасная музыкальная шкатулка ручной работы, украшенная резными узорами и разноцветными камешками. На ней был нарисован сказочный город с дворцами и башнями, среди цветов и деревьев. Когда Мышка открыла её и повернула маленький ключик, заиграла красивая старинная мелодия, так нежно, будто в комнате играли на клавесине.

– Это его подарок, – шепнула Одинокая Крыса, и глубоко вздохнула.

– Славная вещица! – ласково улыбнулась ей Летучая Мышка и, положив шкатулку ей на колени, занялась книгами.

– А вот – то, что надо для твоей измученной грустными мыслями души! – сказала она, беря одну тёмно-синюю книжку, самую толстенькую.

– Юмор – прекрасное лекарство. Кстати, посмеяться тебе будет очень полезно, а то ты, небось, и разучилась уже? – и она с добродушной усмешкой легонько потянула Крысу за хвостик, – Ложись и отдохни!

– А мы с тобой, подружка, немного поработаем, – весело подмигнула она Маленькой Мышке, которая так и сидела, открыв рот от удивления.

– Вот этот большой сундук мы вымоем дочиста, вот эти два красивых платья приведём в порядок, и ленточку, и бусы. И книги почистим от пыли. А всё остальное – в мешок, и прочь из дома!

Услышав это, Одинокая Крыса хотела было запротестовать, но Летучая Мышка проворно подскочила к ней, чмокнула в щёчку и дала ей в лапки её любимую книжку с прекрасными смешными повестями, которую она не открывала уже много месяцев.

9

Первое время маленькие гости Одинокой Крысы дивились той перемене, что вдруг произошла в их гостеприимной, но всегда такой измученной хозяйке. Она перестала столько хлопотать, и, надо заметить, стала гораздо веселей. Иногда даже насвистывала, как девчонка, какую-то весёлую песенку. Да и внешне она стала совсем другой, поменяв одежду и начав улыбаться. И помолодела на несколько лет! Мышки с удовольствием взяли на себя большую часть забот о больных друзьях, и о супе в большом котле. Так они чувствовали себя нужными и полезными, и всем теперь жилось гораздо лучше и свободней.

А Летучая и Маленькая мышки вместе с Крысой были заняты какими-то очень таинственными делами. Пока Мама-Мышка перешивала выстиранные и выглаженные платья из сундука, Маленькая Мышка нанизывала на новую леску жемчужные бусы для Крысы. А Летучая Мышка с наслаждением колдовала над ней, вооружившись каким-то чудодейственным бальзамом и множеством разных расчёсок и гребней, чтобы вернуть её шёрстке прежний блеск и пушистость. И каждое утро гоняла её на зарядку, во дворик позади дома. Мало-помалу остальные мыши присоединились к ним, и всем стало очень весело. Больные мышки быстро пошли на поправку в атмосфере всеобщего веселья, и днём выходили посидеть на крылечке и погреться на солнышке.

Доктор Бурундук тоже почувствовал, как изменилась жизнь в этом доме, но, конечно, не мог догадаться, в чём тут дело, и кто всему виной. Он только радовался, что его больные выздоравливают, и что все вокруг такие оживлённые и весёлые. Правда, с хозяйкой дома ему никак не удавалось встретиться, что несколько его озадачило. Сколько он ни приходил, она всегда умудрялась куда-то выскочить, или здоровалась с ним из погреба с вареньем, или из глубины кладовой. Саму её он не видел, вместо неё его встречали Маленькая или Летучая мышки, или ещё кто-то из гостей.

Однажды он передал Летучей Мышке маленький букетик первых весенних цветов и, слегка покраснев, сказал:

– Это для вашей тёти Крысы. У неё такое доброе сердце! – и он вышел, смущённо пятясь, и по пути опрокинул стул.

Одинокая Крыса сидела за столом. Её мордочка буквально светилась от счастья. На столе, в самой красивой вазе, стоял букет, подаренный ей доктором Бурундуком. Летучая Мышка присела рядышком с ней за стол:

– А как насчёт следующей твоей мечты? Будем исполнять?

– Которую из них? – сделав испуганные глаза, спросила Крыса.

– Например, большой праздник. С большим пирогом. Танцы устроим. И повод есть – вчера выздоровела последняя мышка. Так что, давайте устроим праздник в честь всеобщего выздоровления! И доктора пригласим, а? – последние слова она произнесла с хитрой улыбкой, и легонько толкнула Крысу в бок.

Та в ответ опустила глаза и стала такой же красной, как цветок на скатерти. Кто бы узнал прежде такую чопорную и строгую Одинокую Крысу! Какое чудо с ней произошло, что она буквально ожила, и с каждым днём становилась всё моложе и красивей?

Весь следующий день в доме царила весёлая неразбериха. Мышки, едва заслышав, что вечером готовится праздник, вызвались сделать генеральную уборку. И, несомненно, это уборка была самой генеральной из всех, которые когда-либо делались в этом доме. Ближе к вечеру всё было на своих местах, а дом, вымытый до блеска и хорошо проветренный, буквально сиял чистотой.

Крыса вместе с Маленькой Мышкой и Мамой-Мышкой готовили угощение, и, конечно же, пекли сладкий пирог. Что и говорить, он получился на славу, большой и круглый, как солнце, которое, кстати, и было нарисовано на нём кремом, и выложено ягодами из варенья. Маленький Мышонок был в восторге от всего, что происходило на кухне, особенно, когда ему поручали вымыть баночку из-под варенья или вылизать из мисочки оставшийся крем. Он вертелся под ногами и везде совал свой любопытный нос. Но Крысу это ни капельки не раздражало, как было бы ещё совсем недавно. Она посмотрела на Мышонка и сказала:

– Какой шустрый, вылитый Мышонок Пик из одной сказки!

– Ура! Мышонок Пик! – завопил Мышонок, и умчался во двор рассказывать своим друзьям-мышатам, что у него теперь есть имя – Пик. Мама-Мышка ласково пожала лапку Одинокой Крысы, и та в который раз подумала, что теперь она совсем не одинока.

10

В гостиной Пафик вместе с Летучей Мышкой вешали самодельные украшения, а потом разбирали пластинки для старого патефона, принесённого из кладовой. Тофик чинил патефон, и, как всегда, что-то насвистывал за работой.

Приглашения были разосланы ещё накануне, и к вечеру в домике стали собираться гости. Большой стол поставили в гостиной, и там уже велась оживлённая беседа. Зверюшки были рады собраться все вместе после долгой и суровой зимы, у каждого было множество новостей.

Крыса со своими помощницами положила на стол белоснежную скатерть и поставила множество замечательных угощений. Пирог с солнышком был, конечно, в самом центре стола, как прекрасный символ наступившей весны.

Когда всё было готово, хозяйка дома на минутку убежала в свою комнатку и закрыла за собою дверь. Этой минуты она и ждала, и боялась. С сильно бьющимся сердцем она надела своё лучшее платье, так заботливо украшенное её подружками, а на голову – свою любимую голубую ленточку. И тоненькую жемчужную ниточку на шею.

– Кого я увижу сейчас? – подумала она, – Огородное пугало, или…

Она крепко зажмурилась и подошла к зеркалу. Открыв глаза, она тихонько вскрикнула, и долго стояла, не веря тому, что увидела в зеркале. Перед ней вновь стояла Агата! Та самая девчушка, когда-то выбравшая себе имя, как у одной доброй феи из сказки! Но эта Агата была настолько прекрасней прежней, насколько распустившийся цветок прекрасней бутона. Теперь в её глазах было не столько веселье, сколько красота её души, доброй и любящей. А шёрстка! Как она переливается, просто чудо! А её новая гибкость и грация! Да, как права оказалась Летучая Мышка – всё это не падает с неба, над этим пришлось поработать. Но какой радостной была эта работа, и какой прекрасный результат! И, конечно, ничего бы у неё не вышло без помощи и поддержки её замечательных подружек! Её сердце наполнилось счастьем и благодарностью. Да, она действительно больше не одинока! И мечты её начали сбываться! Все ли? А что, если… Эта новая мысль вновь заставила её покраснеть, от чего она стала ещё красивей. Чтобы не думать больше ни о чём, она легко выпорхнула из своей комнаты в гостиную, где слышалось весёлое гудение голосов и музыка в патефоне.

Все голоса смолкли, когда она появилась на пороге гостиной. Никто не ожидал такого волшебного преображения, и её не узнали. Вместо сварливой тётки, одетой во всё серое, какой помнили её все, в дверях стояла прекрасная девушка и улыбалась победной, и чуть застенчивой улыбкой.

– Кто это? Какая красивая! – зашептались белочки.

Кто-то из старших мышек, помнивших жившую здесь раньше семью, вдруг произнёс давно забытое имя:

– Агата!

– Точно, она! Откуда? Неужели они вернулись домой?

Агата радостно засмеялась, подпрыгнула и захлопала в ладоши – совсем, как раньше. Её душа ликовала. Она снова молода и прекрасна! Она легко подбежала к трём своим подружкам, загадочно улыбавшимся в сторонке, и от души их расцеловала, а потом повернулась ко всем зверюшкам и с улыбкой сказала им:

– Здравствуйте, мои дорогие друзья! Я так рада видеть вас! Спасибо вам, что вы пришли, и у нас сегодня получился настоящий праздник!

Мышки удивлённо столпились вокруг, и кто-то спросил:

– А куда же тогда подевалась тётя Крыса? Пусть она выйдет из комнаты и тоже повеселится с нами, бедняжка совсем измучилась, пока всех нас поставила на ноги!

– Тётя Крыса? – задумалась на секунду Агата, – Ах, да! Она была где-то здесь.

С этими словами она вытащила из-за шкафа совершенно серый, помятый чепчик и, надев его на голову, чуть согнулась  и заохала, взявшись за спину. Сходство с несчастной тётей Крысой было таким полным, что все замолчали в замешательстве. И тут Летучая Мышка не выдержала и расхохоталась, а следом за ней – и все остальные. Весь дом просто сотрясался от смеха.

– Ай да девчонка! Ну и артистка! Всех обвела вокруг пальца! – смеялся Старый Бобёр, утирая слёзы.

Пафик и Тофик выглядели растерянней остальных, ведь они успели привязаться к Одинокой Крысе, которая заботилась о них, как о собственных детях. Агата быстро подошла к ним и ласково прижала к себе.

– Простите меня, друзья, за весь этот маскарад, – сияя, говорила она, забросив чепец обратно за шкаф, – Для этого были причины, и, когда настанет время, вы всё узнаете. Я… очень горевала тогда, но теперь всё будет хорошо, я уверена!

– А мне будет даже не хватать моей сварливой тёти Крысы, – задумчиво сказала Маленькая Мышка.

– Зато теперь у тебя есть Агата! – засмеялась Агата, обнимая её за плечи, – А теперь, мои дорогие, садитесь за стол! Будем праздновать нашу весну и ваше выздоровление!

– И счастливое возвращение нашей Агаты! – раздались голоса.

Гости, взволнованные последними событиями, вдруг почувствовали, что очень проголодались, а на столе было столько вкусного! Все налили в стаканы вишнёвый компот:

– За то, что всё так хорошо закончилось! За Агату! За весну! За наших здоровых мышек!

Агата большим ножом делила пирог и раскладывала его по тарелкам, Маленькая Мышка помогала ей. Потом они сели рядышком, и Агата тихонько прошептала:

– А где же…?

Всё это время она потихоньку искала глазами доктора Бурундука, но его не было. Он не пришёл! Она почувствовала, как сердце её сжалось.

– Не волнуйся! – шепнула Летучая Мышка, – Он придёт чуть позже. У него зайцы в лесу заболели. Он просил меня передать, а я в суете забыла.

– Как же ты могла?! Это же самое главное! – возмутилась Агата, но тут же улыбнулась, – Ну ничего, главное, что он придёт! – эти слова звучали для неё, как музыка.

Летучая Мышка довольно хихикнула и положила себе ещё горку печенья.

11

Мало-помалу наступал вечер, чудесный тёплый вечер, какой бывает только весной. В волшебном прозрачном небе висела огромная полная луна. Сначала она казалась белой и прозрачной, а потом стала ярко-жёлтой, как большой апельсин. Все деревья уже оделись лёгкой зелёной дымкой, вокруг зеленела свежая, душистая трава, и весенние ароматы залетали в дом через открытое окно.

– Совсем как раньше! – подумала Агата, радостно вдыхая полной грудью запахи земли и весны, от которых так сильно билось её сердце. В окошко была видна тропинка, идущая от леса к её дому.

– Сейчас я увижу там его. Он придёт! Он скоро-скоро придёт! И мы, наконец-то, встретимся! – думала она, волнуясь.

А праздник, между тем, продолжался. Зверюшки наелись, вволю наговорились и потанцевали под патефон. Все были в прекрасном настроении и очень благодарили хозяйку дома и её друзей за такой замечательный вечер. И тут Пафик с Тофиком, которые уже давно сидели, как на иголках, предложили всем отправиться к ним домой, на верхний этаж, чтобы посмотреть на луну в их новую подзорную трубу.

– Ура! – закричал маленький Пик, – Мы пойдём к Пафику и Тофику!

Он знал, что по такому случаю Мама-Мышка не станет рано укладывать его спать. А, кроме того, он очень любил бывать у пёсиков дома, там было столько интересного!

– Там видны горы и кратеры, все до единого! – рассказывал всем Пафик, в волнении размахивая лапами.

Тофик тем временем быстро собрал со стола посуду, которую шустро перемыла Маленькая Мышка, чтобы помочь хозяйке, несмотря на её шутливый протест. Порядок в доме был наведён с быстротой молнии. Гости, расцеловавшись с Агатой, стали собираться. Те из них, что были постарше, отправились домой спать, а молодым зверюшкам хотелось продолжать праздник у пёсиков дома. Агата вышла на порог домика, чтобы проводить их.

На дворе было уже довольно темно. Она стояла на крылечке и смотрела вслед своим друзьям. Даже обе мышки ушли с ними, поняв, что Агате сейчас хочется немного побыть одной. И, чтобы самой встретить того, кого она так ждала целый вечер. Однако, где же он? На небе зажглась первая звёздочка. Наступала ночь. Агата почувствовала себя обманутой, и первые слёзы уже готовы были покатиться по её щекам. Вот вдалеке ещё слышно, как весело галдят мышки и суслики, и как Пафик с жаром кому-то что-то рассказывает. Вот их голоса на мгновение стихли, потом раздались громкие удивлённые приветствия, и послышались чьи-то шаги в сторону домика. Шаги были медленными, как будто тот, кто приближался к дому, очень устал. Агата зажгла фонарик у входа и увидела прямо перед собой доктора Бурундука, державшего в лапках какой-то конверт. Он поднял глаза и застыл на месте, не веря тому, что увидел.

– Агата… – еле слышно прошептал он, – Неужели это ты?! Я всё-таки нашёл тебя! Ты знаешь, мне столько нужно тебе сказать!..

– Джей! – нежно шепнула Агата то самое заветное имя, которым только она называла его, – Я так ждала тебя! Ты всё-таки пришёл…

Счастливые слёзы брызнули из её глаз. Доктор крепко прижал её к себе, чтобы больше никогда с ней не расставаться, а она тихо плакала от счастья, уткнувшись носиком в его плечо.

12

Они не слышали, как поздней ночью мышки вернулись домой, тихонько расстелили свои матрасики и легли спать. Сидя на пушистом коврике в комнате Агаты, они держали друг друга за лапки и не могли наглядеться друг на друга. Им столько всего нужно было сказать – то, что не было сказано раньше. Как знать, может, и не было бы этой долгой разлуки, если бы они признались друг другу тогда… Но они пережили всё, и снова вместе!

Бурундук рассказывал Агате о своём далёком путешествии, полном опасностей и приключений, и о нелёгкой жизни вдали от дома. Там он тоже был доктором, и иногда ему приходилось лечить больших лесных зверей, гораздо больше него самого. Однажды он спас дикую лесную кошку, попавшую в капкан охотника, и она его не тронула.

– Но, где бы я ни был, со мной всегда была она, моя маленькая девочка, – улыбаясь, сказал доктор, доставая из жилетного кармана совершенно измятую фотографию. На ней Агата увидела себя. Это была та самая фотография, которую она когда-то потеряла и долго пыталась найти.

– Я просто не мог иначе, и вернулся, чтобы сказать тебе об этом, – продолжал рассказывать Бурундук, держа её лапку в своей, – А когда пришёл, тебя здесь уже не было, а в доме жила твоя тётя… И я решил дождаться тепла и отправиться на поиски. Я нашёл бы тебя даже на краю света. Знаешь, завтра я уже собирался уехать, а к тёте Крысе зашёл попрощаться и передать письмо… И вдруг нашёл тебя здесь! – он засмеялся от счастья, и снова обнял её крепко-крепко.

– Как же это могло случиться? Это просто чудо! – сказал он, – Постой, а где же вся твоя семья? И куда подевалась тётя Крыса?

– Тётя?.. – испуганно переспросила Агата.

Она не знала, как признаться Джею, кто была та несчастная и больная Одинокая Крыса, которую он лечил. Впрочем, он уже и забыл о тёте Крысе, а смотрел на Агату с любовью и восхищением:

– Знаешь, ты стала ещё красивей, чем была. Тогда ты была совсем малышкой, а сейчас так повзрослела, и внешне, и в душе. Расскажи мне, как ты жила всё это время?..

Много было сказано в эту ночь. Всё то, что бережно хранилось в сердце и ждало своего часа. А в окошко светила полная луна, и тёплый ветерок тихонько шумел в кронах деревьев.

Когда за окнами забрезжил рассвет, Джей и Агата тихо спали, обнявшись, в большом кресле, и улыбались во сне. Рядом, на столике, стояла музыкальная шкатулка, а на ковре лежал раскрытый альбом с фотографиями. Оттуда глядели с улыбкой Агата и доктор, крепко держась за лапки.

Под утро Агата увидела сон. Она летала над цветущими яблонями и вишнями, с наслаждением чувствуя аромат бело-розовых цветов. Подул ветер, и лепестки посыпались, как белый дождик. Но, подлетев поближе, она увидела, что это не лепестки кружатся в воздухе, а почтовые конверты. Вот только адрес она не разобрала…

Просыпаясь, Агата почувствовала рядом с собой чьё-то живое тепло. И вдруг вспомнила всё! Открыв глаза, она долго смотрела на своего спящего друга, и счастье переполняло её. Вот она, её мечта, которая сбылась! Он здесь, живой и настоящий, и теперь они вместе навсегда! Агата нежно провела лапкой по его щеке. Она могла бы сидеть рядом с ним целую вечность, и смотреть на него! Тут она случайно взглянула на пол и увидела лежащий у ног доктора белый конверт.

– Совсем как во сне! – подумалось ей.

И она вспомнила, что Джей пришёл к ней с этим конвертом и говорил о каком-то письме, пришедшем издалека, но так и забыл отдать его. Да им, пожалуй, было не до писем. Агата подняла конверт, прочла адрес и тихо вскрикнула от радости. На конверте маминой рукой был написан её адрес и её имя. Обратный адрес расплылся от упавших на него капелек дождя, а, может быть, слезинок. В нетерпении разорвав конверт, она достала белый листок, исписанный таким знакомым и любимым почерком, и стала читать:

«Милая моя Агата! Дорогая моя доченька, как у тебя дела? Я очень волнуюсь за тебя, и до сих пор не могу привыкнуть к тому, что ты живёшь совсем одна, так далеко от нас. Но, может быть, это и хорошо, что ты не поехала с нами. Здесь тоже трудно, может быть, даже трудней, чем дома, потому что дома, как известно, и стены помогают. У тёти Агнессы появилось ещё несколько малышей, и места нам всем здесь не хватает. Ютимся всей семьёй в одной комнате. Дядя Макс и тётя Агнесса, конечно, были рады нам, но я понимаю, что им с нами живётся тесно. Да и запасов здесь не так уж много, чтобы всем нам можно было прокормиться. Бабушка плохо переносит здешний климат, а маленькая Трикси не хочет засыпать без твоих сказок. Томми и Микки, и Энни, и Джонни, и мы с папой, и бабушка с дедушкой – мы все очень соскучились по тебе, и по родному Пшеничному Полю, и по нашему любимому дому. Мы с папой долго думали, как нам поступить, и решили, что не стоит искать счастья где-то в чужих краях, а лучше жить у себя дома, на родине. Мы поговорили, и все вместе решили вернуться домой.  Дети очень обрадовались, да и мы тоже. Скоро мы увидимся, и я обниму тебя, моя девочка!

Все наши передают тебе огромный привет, а Трикси отпечатала свою лапку (видишь, в уголке письма). Жди нас где-то в середине июня.

Целую тебя,  твоя мама»

– Какие радостные вести! – сказала она Джею, когда он проснулся, и снова обняла его, – Как я рада, что именно ты принёс мне это письмо!

13

Вот так сбываются мечты! Агата уже не удивлялась чудесам, она была просто счастлива, как никогда в жизни! Её любимый был рядом с ней, её семья возвращается домой, а сама она становилась всё краше с каждым днём, наверное, от счастья. Она была весёлой и деятельной, целый день порхала, как птичка, и пела песни, и не уставала от работы ни капельки. Теперь домик доктора было просто не узнать, так хорошо там стало. Доктор Бурундук по-детски радовался домашнему уюту и пирогам, но больше всего был рад тому, что нашёл своё счастье и верную подругу. Агата стала его лучшей помощницей во всём, ведь недаром она выросла в большой семье. Она могла ловко и умело обработать рану,  перевязать больную лапу, поставить компресс и дать лекарство капризному малышу. Скоро слава о добром докторе и его замечательной помощнице разнеслась по всему лесу, и к домику доктора Бурундука и Агаты со всех сторон стали приходить больные звери и птицы. И каждый получал здесь помощь, и быстро выздоравливал.

Старый Бобёр, между тем, собрал команду строителей из своих бобрят и из мышей, которым были нужны дома, и работа закипела. Один за другим на краю Пшеничного Поля  вырастали новенькие, красивые домики с амбарами и пристройками. И счастливые мышиные семейства, наконец, обретя свой собственный кров, одно за другим переселялись туда и праздновали новоселье. Агата навещала мышек, когда выпадала свободная минутка, и приносила с собой гостинцы – то мешочек с крупой, то баночку варенья. Ведь первый урожай ожидался ещё нескоро, и мышкам приходилось нелегко. Впрочем, когда низина Зелёного Луга окончательно просохла, мыши отправились к своим прежним, теперь полностью разрушенным, домам, и с удивлением нашли на месте кладовых чудом уцелевшие, хоть и изрядно подмоченные припасы, которые тут же были честно поделены на всех.

Вскоре последняя семья мышек расцеловала Агату и отправилась на новое место жительства. В доме стало непривычно тихо и пусто. Агата редко появлялась там. Наведя в доме порядок, она снова вернулась в домик на лесной опушке, где её теперь всегда ждал верный и любимый друг.

Однажды, когда она сидела на крылечке и читала, её окликнул пролетавший мимо Дятел-почтальон:

– Здравствуйте, соседка! У меня для вас есть прекрасная новость! Вчера Сойка из соседнего леса рассказала мне, что видела вашу семью в двух днях езды отсюда. Они уже в пути, Агата, и скоро будут здесь!

– Ах, спасибо! Какая замечательная новость! – Агата захлопала в ладоши от радости, – Дядюшка Дятел, заходите к нам на чай!

– Спасибо, сейчас у меня столько работы! Как только освобожусь, непременно зайду.

И вот настал долгожданный день. Домик ждал своих хозяев, распахнув все свои дверцы и окошки. Из кухонной трубы вился дымок – там явно пекли пироги, и готовили ещё много вкусного. Агата целый день распевала песни и выглядывала в окна, не видно ли кого на дороге. Когда всё было готово, она уже не могла усидеть на месте. Совсем измученная ожиданием, Агата отправилась на берег реки, ведь дорога от дома тёти Агнессы и дяди Макса шла как раз через лес, а значит, путникам нужно будет переправляться через реку.  Сама Агата переходила её на отмели, по камешкам, но об этом месте мало кто знал. Старый Бобёр обещал вскоре построить большой удобный мост, а пока она решила показать своей семье удобную дорогу для переправы. Быстро перейдя на тот берег, она села на открытом месте, откуда были хорошо видны все пути к реке. Долго сидела она, глядя на дорогу. Вот уже и вечер. Она увидела, как в маленьком доме под старым дубом засветилось оконце – это доктор зажёг лампу и, наверное, принимал последних больных. Она улыбнулась, на душе у неё стало тепло. А потом вновь поднялась неясная тревога.

– Они уже давно должны были быть здесь. Уже прошли все сроки. Что же могло им помешать? – думала она, бродя взад и вперёд по берегу.

В сумерках послышались знакомые шаги, и доктор Бурундук устало подошёл к Агате, обнял её за плечи и заглянул в её глаза.

– Не волнуйся. Наверняка они уже рядом, – ласково сказал он, сразу поняв, в чём дело.

Она благодарно прижалась к его плечу. И тут какое-то неясное эхо донеслось до них, прокатившись над полем и лесом. Агата вскочила и стала вглядываться в том направлении, вниз по реке. Там действительно кто-то был. В сумерках было видно какое-то беспокойное движение, и слышались крики. Агата легко, как ветер, бросилась бежать по берегу, а за ней – доктор. Ещё издалека узнала она своих родных. Но что же там произошло?

Подбежав поближе, она увидела, что в реке барахтается маленькая Трикси, и её уносит вниз по течению. В этом месте река была глубже, так как здесь в неё впадал большой ручей, и с крутым берегом,  а непослушная малышка неосторожно подбежала к самому краю и, конечно же, шлёпнулась в воду. Папа плыл за ней, но видно было, что силы его на исходе. Ведь он очень устал от долгого пути, ему пришлось везти тяжёлую тележку, нагруженную вещами, на которых сидели младшие дети.

– Трикси! – истошно кричала мама, и бежала за ней по берегу, но достать её не могла.

Доктор, едва добежав туда, быстро сообразил, как надо действовать. Обогнав по суше маленькую Трикси и её маму, он ласточкой прыгнул в воду с крутого обрыва и поплыл ей наперерез. С трудом преодолевая течение, он дотянулся и схватил малышку за лапку, как раз, когда она уже почти проплывала мимо.

Подбежавшая мама помогла им выбраться на берег и, подхватив Трикси на руки, стала со слезами целовать её, и тут же обнимать и благодарить доктора. Его благодарила вся семья, обступив со всех сторон. Он смущённо топтался на месте, и был очень рад, когда к берегу подплыл отец маленькой Трикси. Бурундук помог ему выбраться на сушу, а тот с чувством крепко пожал ему лапу, а потом тоже обнял его, и незаметно смахнул слезу.

Трикси, вся мокрая до нитки, прыгала на руках у мамы и в восторге кричала:

– Мама, ты видела, как я плавала? Я ни капельки не испугалась, и могла ещё долго плыть, до самого моря!

Мама и сердилась, и целовала её. Как вдруг…

– Агата! Мама! Смотри, Агата! – раздался ликующий крик Трикси, первой увидевшей  в сумерках стоящую рядом любимую сестричку.

– Агата! Доченька моя! Наконец-то! – снова заплакала от радости мама, обнимая её.

– Агата! Ура! Агата! – вопили остальные малыши, повиснув на шее у старшей сестры. Все были настолько счастливы, что даже забыли, что надо идти домой. Когда страсти немного поутихли, была уже почти ночь. Кое-как добредя до брода, с величайшими предосторожностями вся семья переправилась на свой берег, мама крепко держала Трикси на руках, а отец нёс маленького Томми, уже спящего.

Вот знакомая дорога, вот изгородь с вьющимся по ней зелёным горошком. И вот, наконец, показались впереди родные окошки их дома. Агата оставила лампу включённой, и теперь домик приветливо встречал своих хозяев, светя навстречу всеми окошками.

– Ура! – закричали и дети, и взрослые.

Каким счастьем было снова зайти на родное крылечко и отворить резную дубовую дверь. Войдя в дом, дети запрыгали по всем комнатам, а взрослые не могли наглядеться на свой дом.

– Какая ты умница, Агата! Ты стала настоящей хозяйкой! – сказала бабушка, увидев, как везде чисто, и какой прекрасный, благоухающий пирог ждёт их на столе, – Кстати, ты не знаешь, где мой головной убор?

– Вот он, бабуся! – и Агата, покраснев, вручила бабушке новый белоснежный, красивый чепчик, который сама сшила и украсила лентами.

Бабушка растроганно поцеловала внучку и, примерив перед зеркалом обновку, осталась очень довольна.

– Бабушке он идёт гораздо больше, чем тебе! – вдруг тихо шепнул Агате доктор, и хитро подмигнул. Агата покраснела, как мак, а он тихонько пожал ей лапку и засмеялся от радости, что всё так хорошо получилось.

– Ну вот, мы снова дома, и снова все вместе, как в старые добрые времена! – улыбнулся дедушка, потрепав доктора и Агату по плечу.

14

– За ваше счастливое возвращение! – сказал доктор Бурундук, подняв стакан с соком.

– За спасение нашей маленькой шалунишки Трикси, и за её отважного спасителя! – говорили все, – Доктор, мы так вам благодарны!

– И за то, что наша Агата теперь опять весёлая! –  вдруг застенчиво сказала Энни, молчавшая до сих пор.

Мама, улыбаясь, погладила Агату по голове:

– А ведь я давно догадалась! Теперь ты счастлива?

– Да, очень счастлива, – тихо ответила Агата.

– Теперь мы оба очень счастливы! – сказал доктор, подойдя к Агате и тихонько взяв её за лапку, – Это я должен благодарить вашу прекрасную семью!

Тем временем бабушка, посмотрев на часы, схватилась за голову:

– Дети! Вам давно уже пора спать! Ну-ка, пойдёмте скорей умываться! – и малыши с неохотой потянулись за ней в ванную.

А доктор, Агата, и мама с папой ещё долго сидели за столом и разговаривали. Потом мама и папа вспоминали своё далёкое путешествие, и снова повторяли, что в гостях, конечно, хорошо, а дома, всё-таки, лучше!

Старинные бабушкины часы  в гостиной тихонько скрипели всеми колёсиками в знак согласия, и мелодично отбивали время.

Над домом висело роскошное звёздное небо, но никто уже не любовался этой красотой. Вся семья Агаты крепко спала в своём родном доме, на своих любимых кроватях и подушках, и давно уже им не спалось так сладко. Спали все зверюшки вокруг. Спали Пафик с Тофиком, спало семейство бобров в своём речном замке, спали довольные мышки и суслики в своих новых домиках.

Волшебная летняя ночь правила миром, наполняя его трепетом и любовью. Жители Пшеничного Поля и Зелёного Луга видели в эту ночь прекрасные, удивительные сны.

Летучая Мышка, сидя возле своего чердачного окошка, глядела в книгу, пила чай с земляникой из большой кружки, и думала о счастье.

Автор: Наташа Хомса Тофт

VN:F [1.9.13_1145]
Рейтинг: 10.0/10 (16 votes)
АГАТА - сказка от Наташи Хомса Тофт, 10.0 out of 10 based on 16 ratings

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
* ДЕТСКИЙ МИР

7 ответов на “АГАТА — сказка от Наташи Хомса Тофт”

  1. Norda says:

    Огромнейшее спасибо! Сказка великолепна! Слова подобрать трудно от восторга! Благодарю!!!

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  2. Хомса Тофт says:

    Norda, спасибо за добрые слова! От них за спиной вырастают крылья!!! :-))))
    Наташа Тофт

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  3. Елена says:

    Спасибо! Как сама в детство перенеслась и с удовольствием послушала сказку. Так тепло на душе стало. Непременно сохраню её для своих будущих деток.

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  4. Наташа, Хомса Тофт says:

    Елена, я так рада, что Вам понравилось! Я тоже обожаю читать сказки, в них — большая мудрость и добрая сила.

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  5. Ольга says:

    Спасибо огромное за возможность почерпнуть столько мудрости и доброты! Думала, что в наше время уже кроме «котопсов и спанчбобов» ни чего хорошего для детей не осталось. Желаю вам здоровья и вдохновения!

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  6. Комнатный кактус says:

    Захожу сюда почитать сказки Наташи Тофт — как за глотком живой воды…

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  7. Веснушка says:

    Какая хорошая и замечательная сказка. Спасибо огромное.

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)

Оставить сообщение

Кресла и стулья. Доставка - чистка мягкой мебели. Продажа мягкой мебели.