Оксана Ахметова: КАК ЦАРИЦА ЛИДУНЯ ЛЮБОВЬ ОБРЕЛА

Янв 30, 2011 7 комментариев

Жила была девочка Лидуня. Было ей двадцать три года. То есть совсем большая девочка. И была она царицей царства-государства.

В государстве том было всё замечательно. И реки, и озёра, и леса, и равнины. Звери там водились, человеческими голосами говорящие. И жили там мальчики и девочки, в той стране. Все весёлые, озорные. В игры разные играли, песни пели, со зверями дружили. И царица Лидуня с ними тоже: резвилась как ребёнок. Потому что лет десять ей было на вид, не больше, хоть по паспорту и двадцать три.

И вот однажды стражники на границе государства затрубили в трубы и возгласили: «Подошёл к воротам  царства-государства странник красоты неописуемой, ум в его глазах светится непостижимый, доброта да ласка в его словах так и сияет».

Как услышала про то царица Лидуня, встрепенулась,  игрушки побросала, бантик завязала, бросилась к воротам.

Душа так и трепещет: вдруг это он, её избранник, про которого в Сочельник нагадала? Хотя гадала, конечно, так, шутки ради… Но кто знает?

Подходит к воротам: точно, он… Брови соболиные, глаза соколиные, ладный, статный, в речах складный. Мечта, а не мужчина…

А он посмотрел на неё и засмеялся:

«Смешная, — говорит, — какая  девочка. Хочешь, я тебе куклу выстругаю из палочки? Я умею. Как тебя зовут?»

Обиделась царица Лидуня на такие слова, но  виду не подала.

«Я — царица, — говорит, — хочешь в моём царстве пожить?»

«Интересное царство! – отвечает  странник. – Сколько путешествую, а в такое в первый раз попадаю. Благодарю за приглашение! Поживу у тебя немного, а потом дальше пойду. Невесту я ищу – лучшую девушку в мире: юную и мудрую, нежную и страстную, простую и загадочную… Чтобы противоположности в ней соединялись, и дух от этого захватывало. Чтобы каждый новый день от одного взгляда на неё любовь во мне с новой силой пробуждалась… И самое главное, чтобы она любить  умела, отдавалась мне всей душой, и семя моё жаждала, как цветок воду ждёт…»

Всколыхнулась душа от таких слов у царицы Лидуни,  посмотрела она на странника взглядом удивлённым и обиженным,  но ничего не сказала, развернулась и пошла во дворец.

А странник и не понял, что обидел её. Поклонился он ей вослед, крикнул: «Благодарю за приют!», и отправился в одну из палат дворца, где царица Лидуня обычно гостей принимала.

Вошёл, расположился, трапезой угостился, и спать-почивать лёг. Завтра, думает, по просторам царства погуляю, — люблю путешествовать! Глядишь, и девушку мечты встречу.

А царица Лидуня по дворцу ходит-бродит, места себе не находит… Как же так? Мужчина мечты, а смотрит как на младенца — с высоты… Рассердилась царица Лидуня, расплакалась, ножкой топнула, бантик с косички сдёрнула, куклу пнула, легла  и, зарёванная, уснула.

Утром гость проснулся, потянулся, встал, поел, чем Бог послал, и пошёл гулять по долинам царства.

А царица Лидуня проснулась – настроение мерзкое: играть уже не хочется, хочется того красавца странника повидать, да его возлюбленной стать. А как? Вон какие у того запросы: и юная, и мудрая, и нежная, и страстная, да ещё интима желать должна…

Сидит царица Лидуня, не ест, не пьёт, думу думает: как бы того странника очаровать, во что бы такое поиграть… Да того не знает, что  в любовь играть невозможно. Или она есть, или её нет. Играй, не играй, всё равно  рано или поздно чары спадут, и правда душевная откроется.

Да царица-то этого пока не знает!

Оделась она покрасивее, раскрасилась побоевее, и пошла в ту же сторону, что и странник. Идёт и видит: тот сидит, на рассвет глядит, в одной руке фотоаппарат… Её приходу, вроде и не рад.

А царица Лидуня и так пройдёт, и сяк пройдёт, и глазки состряпает, и улыбочку сложит… Модель на кастинге! А сама ни слова не говорит – горло от волнения пересохло, да и слов-то в мозгу нет – одни глупости.

Посмотрел на неё странник, ничего не понял, только подумал, что царица, ей-Богу, какая-то странная. Дикая и ломака. И раскраска – племена людоедов пугать.

Ну, думает, может, умом вышла.

«Чем живёт твоё государство?» – спрашивает.

А у царицы Лидуни два слова в голове связаться не могут. «Ну…это…живём мы тут…» – говорит. И вдруг что-то в речевом аппарате царицы  разомкнуло, а в голове, наоборот, замкнуло… И пошла она такую чушь городить – хоть святых выноси. Молотит и молотит, со странника глаз не сводит, да его не видит, и что он говорит, не слышит…

А он на неё глядит и думает: «Смешная девчонка. Вроде и хорошая, да какая-то недоделанная. По всему видать, ко мне пришла, а меня и не видит, и не слышит, и не чувствует ни капли. Замкнутая на себе система».

Умный он был очень, странник-то наш. Вот и думал такими словами мудрёными.

А царица Лидуня наконец замолчала, а потом от стыда заревела и убежала.

Прибежала во дворец: «Всё, — думает, — мне конец! Опозорилась навеки! Не бывать мне его возлюбленной!»

А странник про неё и думать уж забыл. По царству дальше гуляет, впечатления собирает, пейзажи  прекрасные фотографирует.

А царица не ест и не пьёт, лежит и в подушку ревёт. И стыдно-то ей, и горько-то ей, а что делать – не знает. Хочет спросить у слуг – да слугам всем по десять лет. Им в куклы играть да машинки гонять…

Тут вспомнила наша царица, что у неё шкатулка пылится. А в шкатулке той — три волшебных кристалла. Будто бы, когда время придёт, эти кристаллы ожить должны, и мудрость великую ей сообщить. Царица эту шкатулку уже пыталась открывать раньше, да у неё не получалось это. Видно, не время было.

Вскочила царица Лидуня, достала шкатулку из чулана, пыль с неё стряхнула. А шкатулка та была красоты неописуемой, а на крышечке – её,  Лидуни, портрет нарисован был. Только он какой-то особенный был. То ли глаза другие, то ли улыбка не та? Не понимала этого Лидуня, да сейчас не до того было.

Сунула она ключик в волшебную шкатулку, пошевелила им. Чувствует – открывается заветный ларчик! Повернула ключик, открыла шкатулку. А оттуда – дивное сияние разлилось! Такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать!

И лежат три кристалла красоты неописуемой, и каждой гранью своей сияют!

Только хотела Лидуня их взять, а кристаллы сами как выпрыгнут из шкатулки!  Оземь ударились, и в неё, царицу, превратились. Ну, не то, чтобы совсем в неё превратились…

Были они и похожи на неё, и не похожи вовсе.

Первая Лидуня – была юная прелестная девушка с обворожительной улыбкой, и с венком на голове. Лёгкая и игривая, нежная и озорная. А глаза у неё какие! Жизнь в них так и искрилась! Такая жизнь, которая и старика утешит, и ребёнка сказкой развеселит. Настоящая жизнь! Только подумала царица про странника, смотрит – а у этой, юной Лиды-Лидушки, глаза её мысли отразили. И стала она трепетно-задумчивой, взволнованно-нежной, тревожно-чуткой, словно птица… Такой прекрасной сделалась, что цветы перед ней головки свои склонили. А юная Лидушка взяла краски и кисть, и стала рисовать портрет своего возлюбленного, а позади него — рассвет дивный. А потом задумчиво склонила голову, и начала напевать песню: нежную и ласковую, про того единственного, который дан ей судьбой… А потом вдруг рассмеялась озорно, глазки прищурила и говорит: «Хоть люблю, а на шею сразу не брошусь! Подразню немножко, любя! А потом раскроюсь ему навстречу как дивный цветок, и пусть вдыхает мой аромат, и пьянеет, и я опьянею от счастья, что мы вместе, и будет радость, радость, радость!»

Вторая, Лидия, была старше и мудрее. Сила в ней была, как вот ровно в земле-матушке. Сила и жажда. Стояла она,  спокойная и величавая, но видно было, ждёт она своё прекрасное и здоровое семя, что принять его, и  зачать, и свершиться в новом. Только подумала наша царица о страннике, и тут же увидела, как радостью озаряется лицо этой Лидии, и становится в этой радости похожим на лик Богородицы, а тело её наливается соком новой жизни, и набухает упруго грудь, и на лице появляется нежное и ласковое ожидание. «Рождаю любимого для вечности, — услышала царица слова Лидии-матери, — Это главное, что может сотворить моя любовь для него!»

А третья Лидия была седовласой старицей в чёрных монашеских одеждах. Ни капли мирского не было ни в чертах её лица, ни в движениях, ни во взгляде. «Любовь – это страдание и очищение, — говорила она. Страдание оттого, что ты выходишь за пределы себя и постепенно  становишься всё больше и больше, вбирая в себя целый мир. Вначале это очень больно — любить мир. Но чем вернее ты в этой любви, тем чище и радостнее она становится. Если ты любишь по-настоящему одного-единственного человека, то тебе откроется любовь Господня во всей её полноте».

И сейчас же все три Лиды-Лидии исчезли, а перед царицей снова лежали волшебные кристаллы, переливающиеся всеми цветами радуги.

Взяла их царица, прижала к груди, закрыла глаза крепко, и сейчас же почуяла, как сила живительная в душу её вливается: словно стояла она посреди трёх потоков, и омывалась их хрустальной водой.

Засмеялась Лида от счастья, засмеялась и заплакала; и что-то такое, бесконечно счастливое, затрепетало у неё в груди, что распахнула она руки словно крылья, и запела как птица….

Услышали эту песнь слуги, и побросали свои детские дела. Остановились, головы склонили, заслушались. Слёзы из глаз их сами собой покатились: прекрасные как жемчужины. И то были слёзы прощания, затянувшегося прощания с детством, которое наконец-то завершилось, чтобы начаться весной жизни…

-        Кто это так чудесно поёт? – встрепенулся странник, сидя на берегу реки. – Этот голос я уже слышал, — так пела прекрасная незнакомка из моего сна!

Он встал, и стремительно пошёл в ту сторону, откуда доносилось пение.  Он шёл, а пение становилось всё ближе и ближе. И вдруг странник остановился и замер в восхищении. Мимо него шла незнакомая девушка. Она была похожа на волшебную птицу, она пела чудесную песню про то, как душа, омытая потоками любви,  славит всё живое; как ликует весь мир, радуясь пробуждению женского сердца…И эта девушка шла мимо него!

-        Постой! – крикнул ей вдогонку странник. – Постой, милая!

Девушка на миг остановилась, с невыразимым изяществом повернулась к нему, и улыбнулась кротко и ласково.

-        Кто ты? Как тебя зовут? Где тебя найти? – выдохнул странник, не в силах отвести взор от её сияющих глаз.

В глазах девушки появилась искорка весёлого озорства. Лукаво посмотрев на странника, она улыбнулась на этот раз широко и весело.

-        Ищи в царском дворце, да смотри не промахнись! – засмеялась она, и, подобрав подол белого одеяния, побежала прочь…

2010

Автор: Оксана АХМЕТОВА

VN:F [1.9.13_1145]
Рейтинг: 10.0/10 (13 votes)
Оксана Ахметова: КАК ЦАРИЦА ЛИДУНЯ ЛЮБОВЬ ОБРЕЛА, 10.0 out of 10 based on 13 ratings

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
* СКАЗКИ МОИХ ДРУЗЕЙ

7 ответов на “Оксана Ахметова: КАК ЦАРИЦА ЛИДУНЯ ЛЮБОВЬ ОБРЕЛА”

  1. Сергей says:

    Автор — сказкотерапевт Оксана Ахметова из Санкт-Петербурга.

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: +1 (from 1 vote)
    • Эльфика says:

      СЕРГЕЙ, СПАСИБО!!!
      ВОССТАНАВЛИВАЮ СПРАВЕДЛИВОСТЬ! )))))

      VN:F [1.9.13_1145]
      Rating: +1 (from 1 vote)
  2. LENCHEN GEHEIMNIS says:

    ГОСПОДИ! Да ведь это же про мою дочку сказка написана. Все совпадает! Благодарю Вас и желаю вам Счастья!

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: +1 (from 1 vote)
  3. Gulnara says:

    Спасибо за чудесную сказку!

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  4. LENCHEN GEHEIMNIS says:

    oto pro tiebia toze Daragaja Lenyszka

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  5. LENCHEN GEHEIMNIS says:

    eto pro tiebia toze Daragaja Lenyszka

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)
  6. Альбина says:

    Оксана, у Вас чудные сказки! Душу омывают, как те кристаллы… Спасибо!

    VA:F [1.9.13_1145]
    Rating: 0 (from 0 votes)

Оставить сообщение